Тема:

Ситуация на Украине 1 сутки назад

Украинцы бегут от военного положения за границу

Украинцы бегут от военного положения за границу

65 процентов украинцев выступили против военного положения. Это данные последнего соцопроса. Но гораздо яснее об отношении к предвыборному плану Порошенко говорит ситуация на пограничных пунктах пропуска. Запретив въезд в страну российским гражданам мужского пола, Киев не в силах удержать собственных: военнообязанные мужчины в буквальном смысле бегут от призыва к соседям.

Под украинским флагом вольно разгуливают гуси. Военное положение на птицу не распространяется. За границей ни танков, ни окопов. Кажется, жизнь течет как прежде: украинцы едут в Россию, россияне — на Украину.

"Хрен знает, что делается в этой стране, — говорит священник Владимир Марченко. — Вон военное положение. Кто поймет, тому половина. Зашло одному человеку что-то в голову, вот всю страну и молотит".

 

Мужчинам от 16 до 60 лет въезд на Украину теперь запрещен. Пограничники с той стороны требуют нотариально заверенное приглашение и веское основание. У Владимира Сиротенко оно в багажнике.

"Вот, видите, везу цветы, положить на кладбище. Отец там похоронен, мать там похоронена. Отец воевал, Берлин брал. А теперь я не могу попасть к нему на кладбище, — рассказывает он. — Есть же такие, как Порошенко. Что сделаешь... Крутят, вертят, как говорится, людьми, народом и всем остальным".

Когда украинцы пересекают границу, им доказывать ничего не нужно. Народ бежит на все четыре стороны, хотя Порошенко с первого дня своего президентства обещал привести страну в европейское будущее.

По этой дороге Украина должна была заехать в Европу. Венгрия первой признала ее незалежность и право вступить в Евросоюз и НАТО. Но большого потока на пункте пропуска Захонь — Чоп обычно не бывает. В очереди стоят только дальнобойщики. Для тех, кто едет в Европу на заработки, сейчас не сезон. На Рождество они домой возвращаются.

"Украина — це Европа" — так и осталось лозунгом. Александр Мольнар теперь точно знает, в чем разница. После Майдана он уехал сначала в Голландию, потом в Германию, оттуда в Чехию. Теперь в Будапеште работает на парковке. Возвращаться в Закарпатье он не хочет. После того, как объявили военное положение, снова приходили из военкомата, принесли уже третью повестку.

"Фигня это, а не военное положение, естественно, как вся Украина. Это — опереточное военное положение, — уверен политолог Арпад Цапович. — Всем понятно, что без российской экономики Украине не выжить".

Но украинцам в Венгрии рады. Здесь открывают новые заводы, закладывают стройки, только работать некому. Наш человек пытается устроиться электриком. Его готовы принять в тот же день. "Если подсобником идешь, он тебе даст 1100. А если мастером, то 1200. И жилье", — сообщает условия подрядчик. 1100 форинтов — это примерно 400 рублей за смену. Место в общежитие дают бесплатно. Это обычный двухэтажный дом, небольшая общая кухня, двухъярусные кровати и лежаки в два ряда и примерно два десятка постояльцев. Здесь и совсем юные парни, которые скрываются от армии и работают на стройке. Условия точно не домашние. Но только вдали от дома эти люди могут нормально заработать.

"Заставило ехать безвыходное положение, — признается водитель такси Евгений. – Потому что подняли тарифы, с каждым днем поднимаются цены на все — на бензин, проезд, продукты питания".

Женя уехал на заработки в Краков. Он работает водителем такси. Вести из дома не радуют: с автобусов снимают призывников, выехать из страны почти невозможно.

"Я не собираюсь срываться и лететь на Украину, чтобы явиться в военкомат. Государство мне ничего не дало, чтобы я отдавал ему долги", — считает он.

Уже несколько лет Игорь с бригадой ездит по Европе. Сейчас облагораживает фасады в польском Кракове, в январе им обещают хороший подряд в Испании. Если военком не призовет.

"Не знаю, кто там воюет, как там воюет. У меня задача — семью поставить, детей вырастить и выучить, чтобы они не ездили по заграницам, как я", — говорит строитель Игорь Степанов.

В пригороде Варшавы уже несколько лет существует так называемый нелегальный базар. Заробитчане выходят сюда в шесть утра и ждут, когда за ними приедут работодатели. Украинка Ореста приезжает в Польшу на заработки из Тернополя. Ей 53 года. По дороге жалуется на плохую жизнь, за чашкой чая рассуждает о политике.

— Порошенко вывозит деньги вагонами.

— Откуда деньги? Украина же бедная?

— С Канады, с Неметчины, с Америки. Отовсюду.

Вся уборка займет меньше часа. За это Ореста возьмет с нас 80 злотых, хотя мы так не договаривались. Сегодня даже поляки жалуются: украинцы работать стали хуже, а просят много.

"Пришли "специалисты", устроились на работу, в первый день сварили борщ. И пересолили его так, что его невозможно было есть. Все сто отдыхающих были, естественно, голодные. И мне звонит директор санатория, жалуется на них. А они сидят у меня и жалуются на него", — рассказывает председатель Межотраслевого профсоюза украинских работников в Польше Юрий Корягин.

На польско-украинской границе все так же торгуют водкой и сигаретами. На украино-венгерской продают цукерки от Порошенко. Ведь устроил президент своему народу сладкую жизнь: он конфеты варит, они конфеты продают. Сладости от президента раскладывают прямо на земле, чтобы не платить за палатку на рынке.

Сегодня