Тема:

Конфликт в Сирии 1 сутки назад

Военные: пояса смертников носят все игиловцы

В Сирии практически без боев завершается операция по освобождению юго-западных провинций от боевиков. У спорных Голанских высот отряды вооруженной оппозиции заключили соглашение с правительственными силами и теперь помогают сирийской полиции очищать демилитаризованную зону. Страна — все ближе к полному прекращению огня.

Уже 30 июля в Сочи съедутся представители стран-гарантов "астанинского процесса" — России, Ирана и Турции, правительства Сирии и сирийской оппозиции, наблюдатели от соседних стран и спецпредставитель ООН Стаффан де Мистура. В течение двух дней они будут обсуждать ускорение политического процесса и гуманитарные проблемы, накопившиеся за время войны.

Сейчас в 45 странах мира находятся почти 7 миллионов сирийских беженцев. И больше полутора миллионов, по подсчетами российских дипломатов, готовы вернуться домой, в том числе 200 тысяч беженцев из стран Евросоюза. Только за первую неделю работы российского Центра по приему и размещению беженцев в Сирию вернулись больше 3 тысяч человек — в основном из Ливана и Иордании.

Чтобы ускорить процесс восстановления страны, Москва стала работать над созданием широкой международной гуманитарной коалиции. И первые результаты есть: французская помощь, доставленная нашими военными в Восточную Гуту, обеспечила больницы необходимым оборудованием и медикаментами. Недавно эта тема поднималась на целой серии переговоров.

Глава российского МИД Сергей Лавров и начальник Генштаба Валерий Герасимов побывали в Израиле, Франции и Германии, чем серьезно взбудоражили европейскую прессу. Детали бесед -с премьером Нетаньяху, канцлером Меркель и президентом Макроном не раскрываются. Известно только, что обсуждали и гуманитарную ситуацию в Сирии, и ее непростые отношения с Израилем. А ведь именно Россия — это подчеркивает американское издание Foreign Policy — "держит в руках ключи к миру на Ближнем Востоке", поскольку единственная ведет диалог со всеми сторонами. Установление мира в районе Голан в интересах и Сирии, и Израиля — одна из главных инициатив Владимира Путина на встрече с Дональдом Трампом в Хельсинки. И возвращение сирийской полиции на линию разграничения открывает для этого прямую дорогу.

Артиллеристы 4-й дивизии бьют из реактивной системы залпового огня "Голаны". Эту систему РСЗО производят прямо в танковой дивизии, которая здесь считается элитной, соединением командует брат президента страны. Ракетой уничтожают бетонные укрепления террористов ИГИЛ (запрещено в РФ) у границ с Иорданией и Израилем.

Это последняя зона активных боевых действий в провинции Дераа. Боевики прижались к границам с сопредельными странами. В наступлении участвуют бойцы бригады генерала Сухеля, 4-й танковой дивизии, гвардейцы и бывшие боевики так называемой свободной сирийской армии, тех отрядов, которые никогда не ориентировались на радикальную идеологию террористов. Ранее такое и представить было сложно: рядом вместе офицер подразделения правительственных сил и бывший боевик, командир штурмовой группы.

"По сути, все боевики ИГИЛ — смертники, у всех есть пояса со взрывчаткой, используют и автомобили начиненные взрывчаткой, сложно наступать", — говорят военные.

"Надо было давно нам вместе воевать против такого зла, как ИГИЛ, чтобы у нас в стране наступил мир и жители нашей страны смогли жить дома", — отмечают местные жители.

Такое стало возможно благодаря российским военным — офицеры Центра по примирению враждующих сторон убедили боевиков перейти на сторону официального Дамаска. Теперь они на передовой зарабатывают себе право вернуться к мирной жизни, бок о бок воюют с танкистами 4-й дивизии, причем воюют, что называется, на совесть. Освободили уже ряд населенных пунктов.

Последние населенные пункты, которые контролируют боевики ИГИЛ на юго-западе Сирии. Правительственным силам осталось пройти буквально 8 километров, чтобы завершить освобождение юго-западной части Сирии.

Боевики отчаянно обороняются, действительно активно используют смертников. Вот тела ликвидированных радикалов. У каждого был личный пояс со взрывчаткой. После нападений и терактов в провинции Сувейда, в результате которых погибли более 200 человек, террористы ИГИЛ захватили 10 заложников: все — женщины. Прикрываются мирными жителями как живым щитом — стандартная тактика террористической группировки.

При этом — все больше населенных пунктов к западу от города Дераа, где на улицах вновь людно. Одну из деревень освободили буквально 4 дня назад, и боевые действия продолжаются совсем недалеко, но люди уже возвращаются в свои дома, многие жители не были здесь более двух лет.

Джамаль на старом грузовике с семьей спешит домой. "Полтора года жили у родственников, очень устали. Не боимся возвращаться, думаю, все будет хорошо", — говорит он.

Беженцы возвращаются и в провинцию Кунейтра, еще один сирийский регион, который теперь полностью под контролем официального Дамаска, причем без единого выстрела. Российские военные смогли так же, как и в Дераа, убедить умеренных боевиков так называемой свободной армии сложить оружие, воспользоваться амнистией и вернуться к мирной жизни. Освобождение Кунейтры — это не только внутреннее событие: процессы здесь могут повлиять и на отношения с Израилем.

Вот так сирийские полицейские возвращались к брошенному контрольно-пропускному пункту Кунейтра, где ранее находились миротворцы сил ООН на линии разграничения, которые были эвакуированы после ряда нападений боевиков бывшего филиала "Аль-Каиды" (запрещена в РФ) в Сирии. Теперь уже бывший боевик Абу Ильяс говорит, этого более всего и боялись активисты организации "Белые каски", которые не так давно при содействии армии обороны Израиля были вывезены из южных районов Сирии.

"Я знаю, что в организацию "Белые каски" люди шли из-за денег, там хорошо платили. Как только они поняли, что сюда идут правительственные силы, они испугались и убежали, пришлось бы оправдываться за пустые слова о химии и прочих делах", — уверен Абу Ильяс.

Вообще уже понятно, что после завершения ликвидации террористов ИГИЛ на юго-западе самым актуальным способом разрешения сирийского кризиса будут переговоры. Причем позиции официального Дамаска на полях различных встреч и непубличных обсуждений заметно укрепятся.

Сегодня